Пламенеющий пунш

  • 1534

В пику наступающей осени хочется рассказать про душегреющий напиток – пунш. Как грог и глинтвейн, пунш полагается пить горячим, но пунш крепче и сложней глинтвейна и более пряный, чем грог. С историей его происхождения много неясностей – то ли индийцы его придумали, то ли он родом с Ямайки, то ли вездесущие и многопьющие британские матросы постарались.


Послушай, Кид, виски со спиртом и так уж забористая штука, а тут еще и коньяк, и перцовка, и…

— Вот поживешь здесь с мое на одной лососине, тогда и поймешь, что Рождество только раз в году. А Рождество без пунша - что прииск без крупинки золота!


И хотя «пунш» созвучен с «пять» на санскрите (panchan-s), а в классическом пунше именно пять компонентов – ром, сахар, вино, фруктовый сок и пряности, - наиболее вероятна версия о британских матросах. К тому же, пуншу созвучно и староанглийское название большой бочки – puncheon. Надо сказать, общие чаши для праздничного пунша мало уступали им размерами, а иногда их мастерили из таких бочек.

В документах пунш впервые был зарегистрирован в 1632 году, то есть, официальной истории пунша идет уже четвертый век.

С корабля пунш почти сразу попал на бал: его стали пить на всех светских вечеринках, согреваясь в продуваемых сквозняками замках после танцев. В XIX веке англичане стали добавлять в состав пунша так полюбившийся им чай.

А самые старые рецепты пунша на основе рома – это «пунш плантатора» и «барбадосский пунш». Рецепт барбадосского пунша зарифмован в нехитрой считалочке: «One of Sour, Two of Sweet, Three of Strong, Four of Weak», то есть однa часть лимонного сока, 2 части сахара, 3 части рома (желательно барбадосского), 4 части воды. Еще в напиток добавляется мускатный орех и ангостура (горькая настойка на травах с пряностями).

Кстати, вначале пунш был довольно странным напитком, в котором преспокойно могли оказаться и яйца, и пиво, и бренди с коньяком вместо рома.

На самой грандиозной попойке в мире, которую, кстати, устроил британский адмирал Эдвард Рассел в 1695 году, гостям подавали пунш на основе бренди и вина малага, с соком лайма, сахаром, лимоном и мускатным орехом. Только бренди ушла тысяча литров!

А чашей для пунша служил… фонтан в саду Эдварда Рассела. По фонтану плавало каноэ с барменами, которые наполняли бокалы гостей. Бармены менялись каждые 15 минут, чтобы не упасть за борт, опьянев от паров. Даже дождь не стал веселью помехой – над фонтаном просто воздвигли навес, чтобы вода не разбавила драгоценный напиток.

Гости ушли только спустя неделю, исчерпав фонтан до дна.

Впрочем, строгой рецептуры пунша не существует и по сей день. Главное, чтобы сдобренный сахаром, пряностями и фруктами алкоголь бодрил и согревал, оживляя дружескую беседу; ведь пунш на одного человека никак не приготовить, это напиток шумного праздника: маскарада, народного гуляния, студенческой пирушки, веселой вечеринки.

И сегодня любой из нас может достать мобильный, легким движением разогнать радиоволны, и – через спутники и вышки, - пригласить гостей словами героического гусара, партизана и поэта Дениса Давыдова:


«…А на место ваз прекрасных,

Беломраморных, больших

На столе стоят ужасных

Пять стаканов пуншевых!

Они полны, уверяю,

В них сокрыт небесный жар.

Приезжай - я ожидаю,-

Докажи, что ты гусар».


А когда приедете, не давайте пуншу остыть, пейте его только горячим, ведь «пунш никого не ждет, в этом отношении он подобен времени и приливу, дорогой Копперфилд!».