Зимнее тепло глинтвейна

  • 1646

Сладость и крепость глинтвейна возрождают человека. Вольтер


Наша погода поздней осенью и зимой словно специально испытывает человека на крепость, душевную и телесную. И если вы чувствуете приближение английского сплина иль русской хандры, а также интернационального насморка, самое время вспомнить про горячий глинтвейн. Его пряный аромат, крепкий сладкий вкус и растекающееся по жилам сонное тепло способны полностью примирить с непогодой. Вполне возможно, Холмс и Ватсон, сидя у камина с кружкой в руках, совсем не возражали против лондонских туманов – ведь тогда дом казался им ещё уютней.

Откуда же взялось такое чудо?

Ещё древние римляне добавляли в вино пряности. Называлось такое вино Conditum Paradoxum. Апиций советовал варить вино на слабом огне с мёдом и добавлением перца, лавра, шафрана, фиников и обжаренных финиковых косточек.

Если смесь начинала кипеть, её снова разбавляли вином или снимали с огня. Однако в жарком климате у римлян не было необходимости подогревать себя изнутри, поэтому настоящая популярность глинтвейна начинается со Средневековья, с холодных северных стран.

Однако тогда он назывался еще не глинтвейн, а пимен, от латинского названия ямайского перца, Pimenta dionica, готовился на основе бордо и кларета, и в него уже перестали добавлять финики. Рыцарю Персевалю из романа Кретьена де Труа «Сказание о Граале, или Персеваль», написанного в 1182 году, в конце трапезы, при выносе Грааля, подносят именно кубок с пименом.

Когда стали очевидны не только вкусовые, ни о лечебные свойства пимена, его переименовали в гипокрас, от имени легендарного Гиппократа. Перечень болезней впечатляет. Гипокрас рекомендовали пить при простуде, головной боли, кровотечениях из носа, проблемах с потенцией, советовали супругам для скорейшего зачатия ребенка, женщинам для облегчения родов. Гипокрас был очень дорогим напитком, поскольку готовили его на основе родного бордо, а вот пряности для глинтвейна, добытые как золотом, так и мечом, везли с далекого Востока. Кроме того, сахар тоже был очень дорог и по цене почти равен пряностям. Тем, кто победнее, советовали вместо сахара класть в напиток мёд. Гипокрас воспевали как синоним роскоши, чудодейственный любовный напиток и напиток молодожёнов.

Любопытно, что на судебном процессе Жиля де Рэ (прототип Синей Бороды, скорее всего, повинный только в том, что у него были слишком могущественные и жадные родственники), инквизиторы написали в обвинительном заключении, что маршал, «дабы возбудить в себе вожделение, употреблял в больших количествах вина, известные в просторечии под названием кларет и гипокрас».

У Франсуа Рабле один из его героев предлагает: «А может, вы хотите ещё хлебнуть белого душистого? Не бойтесь, воспаления желез от него быть не может. В нём нет ни сквинанти, ни имбиря, ни райских зерен. Это смесь отборной корицы, самолучшего сахару и славного белого девиньерского вина».

В семнадцатом веке к вину и пряностям снова стали добавлять фрукты, сухофрукты и орехи. Пряности и сахар становились все дешевле, и напиток все демократичней. Где-то в середине восемнадцатого века появляется привычное нам название глинтвейн (нем. Glühwein от glühender Wein — раскалённое вино), который теперь прочно ассоциируется с холодной погодой и домашним теплом.

Глинтвейн довольно просто готовится. Есть только две серьезные ошибки, способные его испортить:

● Нельзя, чтобы глинтвейн кипел. Его нужно медленно подогревать, пока не исчезнет появившаяся вначале белая пена, и сразу после этого снимать с огня.

● Не стоит использовать молотые специи, от этого глинтвейн будет мутным и с резким привкусом. Классический вариант – палочки корицы.

Глинтвейн пьют в бокалах из толстого стекла со специальной ручкой или в керамических кружках.

Зимним вечером, после трудовых подвигов и долгой холодной дороги налейте себе кружку доверху, вдохните аромат, сделайте глоток… Вольтер был прав, не так ли?